Здравкорпорация вместо Минздрава: об оптимизации или дегуманизации здравоохранения

eugen1962 16.10.2019 11:47 | Здравоохранение 91

Фото отсюда

Отчасти (в части кратких выводов) вдогонку предыдущему тексту (88% опрошенных врачей в РФ поддерживают онкологов НМИЦ Блохина. Врачебный протест набирает обороты).

В начале октября был крайне неприятно удивлён тем, что идею, которую кроме как деструктивную и квалифицировать-то никак нельзя, в силу исторических особенностей пост-советского пространства, с энтузиазмом поддержал президент РФ. Ну и написал я по этому поводу несколько заметок (Отдать на аутсорсинг в «корпорацию Здравоохранение» и медиков, и пациентов, да и здоровье нации… и др.). Сегодня же наткнулся в сети на весьма грамотный комментарий на эту же тему. Что интересно, пишет бывший военный аналитик Генштаба (Ванин Григорий Петрович), которому, в силу ведомственной принадлежности, все эти проблемы простых российских пациентов вроде как совершенно не грозят. Да и силовики, казалось бы, совсем не из плеяды критиканов нынешнего российского режима. И тем не менее он пишет, да ещё как. Не имея мед.образования / опыта работы в здравоохранении, судя по его анамнезу. Был впечатлён немало.

Здравкорпорация вместо Минздрава: об оптимизации или дегуманизации здравоохранения. 15.10.2019, Накануне.RU

В России реформируется специфически все, что хоть как-то относится к сфере социального обеспечения и социальной защиты. Короче — вся социалка «оптимизируется», что на деле означает сокращение бюджетных расходов, не относящихся к разряду инвестиций и поддержки финансовых спекуляций банковского капитала.

Это изначальная установка МВФ и западных партнеров-конкурентов РФ на вступительных экзаменах российских капиталистов в мировую рыночную экономику. Деньги должны производить деньги. Это и есть смысл нынешней рыночной экономики и экономической политики государства.

Правительство сосредоточило свое внимание на «улучшении инвестиционного климата», которое выливается в призывы премьера «не кошмарить бизнес», не затруднять его ведомственными проверками.

При этом население «кошмарится» пальмовым маслом, ГМО и всякими узаконенными суррогатными продуктами типа соевого мяса.

Но для правового государства это неважно, если система права, то есть законодательство, это позволяет. Главное — инвестиции должны возвращаться инвестору с прибылью. Спекуляция поощряется государством.

Невольно вспоминается прогноз Маргарет Тэтчер, по которому на территории России экономически выгодно иметь не более 15 млн населения по расчетам американских специалистов. Выходит, что по понятиям Запада не экономика обслуживает население, а население служит экономике избранных.

Здравкорпорация вместо Минздрава?

Еще не улеглись профессиональные и острые эмоциональные споры вокруг пенсионной реформы, как возникают протесты и конфликты в системе здравоохранения. Происходит невероятное — врачи и медперсонал объявляют забастовку в форме массового увольнения из клиник. А как же пациенты?

Увольняются врачи, дававшие клятву Гиппократа при выборе самой гуманной профессии. Клятву давно отменили, но саму суть профессии никто пока не решался поменять с высоких принципов служения людям на коммерческую выгоду.

Но вот наступило время, когда деньги и норма прибыли решают все. Государство стало экономить на здоровье граждан.

Министр здравоохранения Вероника Скворцова упрекнула протестующих врачей онкологического центра им. Блохина в нарушении врачебной этики. Действительно, бастовать и отказывать в помощи больным врачам не позволяет не только древняя этика со времен Гиппократа, но и закон РФ — государства с социальной ориентацией по Конституции.

Но тогда чем же вызван демарш медиков против Минздрава? Недостаточным финансированием, увеличением рабочей нагрузки и превращением врача в наемного рабочего или служащего или, как они сами говорят, в обслуживающий персонал?

Это не единственный конфликт в отрасли. Сами врачи так называемого низшего звена, которые нас лечат, на вопрос, как они относятся к демаршу онкологов и специалистов других клиник, видят причину конфликта в том, что нет условий для качественной работы, которую от них требуют.

В России с давних времен сложилось так, что врач и учитель относятся к людям особой профессии, требующей высокой нравственной, духовной чистоты и даже душевности. Их нельзя унижать ни морально, ни материально, иначе они не смогут выполнить свою наиважнейшую миссию. Пациент должен верить лечащему врачу, а ученик — своему учителю.

Но именно системы образования и здравоохранения подверглись унизительной «оптимизации» по американскому образцу. Кем же? Да самим государством!

Это Минздрав устанавливал различные ограничения и квоты для медучреждений, разрабатывал методики лечения и диагностики заболеваний для поликлиник и больниц, чтобы не переплачивать по ОМС из бюджета.

В результате было сокращено число штатных специалистов в поликлиниках и уплотнился рабочий день не только врачей общей практики, но и специалистов.

Это Минздрав превратил бюджетных врачей в «кашлепевтов» и «чихологов», как они сами шутят, и сократил штат медсестер.

А платная медицина стала лукавой, как вся коммерция, и недосягаемой для простых граждан.

Так кто же на самом деле нарушает врачебную этику?

Фармацевты и аптекари не отстают. Уже давно простые лекарственные препараты по цене обогнали коньяк и виски. Когда такое было в проклятом либералами СССР? Среди них немало подделок и брака.

Кто с этим борется и как? Только телевизор предупреждает: «Будьте бдительны! Не дайте себя обмануть!», как тут же запускается реклама и транслируются всякие ток-шоу на медицинские темы, что тоже является рекламой, стимулирующей мнительность и самолечение.

Фармацевтам и платной медицине это коммерчески выгодно.

Приходилось слышать от врачей и такую реплику: «Медицину превращают в автосервис по ремонту организмов без запчастей». Само собой, если врача приравнивают к работнику автосервиса, то он логично имеет право на забастовку. Профессия перестает быть призванием.

Ну а далее в цепочке сервиса наступает логический конец, где гробы дороже мебели. Тут уж никаких границ для государственной этики не предусмотрено. Каждый гробовщик знает, что на самый черный день и на всякий случай откладываются так называемые гробовые деньги. Поэтому похоронное дело — прибыльная коммерция. Спекуляция на чувствах и слезах уже не осуждается.

А ведь не так давно покойного хоронила община за свой счет, будь то село или город. По минимуму. А за особые заслуги и памятник ставили тоже на общинные деньги. В некоторых селах Урала и Сибири эта традиция частично сохраняется.

Москва же подает совсем другой пример. Тут обсуждаются темы коммерческих частных кладбищ и даже переработки мертвецов в удобрение (американский опыт).

Не так давно, обсуждая проблемы здравоохранения в России, президент Владимир Путин высказался за преобразование Минздрава в госкорпорацию, как это было сделано с Минатомом Сергеем Кириенко. Какой товар, когда и кому он продавал мы не знаем. Но что будет с медициной предположить можем.

Госкорпорация — это отраслевое объединение различных родственных предприятий, строящее свою экономику на собственной прибыли от коммерческой деятельности или хотя бы в рамках самоокупаемости.

Пациент неизбежно превратится в клиента — потребителя медицинских услуг, которые станут платными. Бесплатные квоты будут незначительными, как это уже практикуется. На дорогое лечение по ценам корпорации деньги продолжат собирать по телевизору, освобождая бедное «социальное» государство от подобных забот.

К этому нелишне добавить «цифровую медицину», проект которой вынашивает Минздрав. В оптимизированной перспективе нас будет лечить компьютер, если доживем, а консультации будем получать через Интернет.

Подоплека реформ, как она есть

Советский нарком здравоохранения Н. А. Семашко выстраивал медицинскую отрасль социалистического государства таким образом, чтобы приблизить врача и фельдшера к населению, обеспечить к ним гарантированный доступ простых людей. Земского врача и земских больниц было недостаточно для решения этой задачи, так как земствам не хватало собственных средств на их содержание. Поэтому советское государство взяло все расходы этой наиважнейшей социальной отрасли на себя.

Переход к капитализму и рыночной экономике поменял всю стратегию здравоохранения. Теперь за свое здоровье отвечает каждый сам и только за себя. Здоровье надо покупать вопреки известной поговорке. Медицинские услуги оплачиваются либо наличными в кассу, либо по медицинской страховке.

Но в реальности ОМС не всегда гарантирует врачебную помощь при обращении в медучреждение.

С врача по каким-то правилам могут взыскать расходы на такую помощь, если она оказывалась клиенту без приписки медицинского полиса к данному учреждению или не по утвержденной методике. Да и без этой приписки талончик на прием к врачу компьютер не выдаст. А без талончика врачу принимать больного нельзя!

Почему же от системы Семашко методично и системно отказываются? Что от этого улучшается в пользу пациентов-клиентов? Практически ничего, даже наоборот ухудшается, если нет денег на лечение.

Прием бюджетного врача нормирован по времени — 10-12 минут на одного пациента.
Врачебная помощь оказывается строго по методике Минздрава и только по предварительной записи, если это не острый случай.
Специалистов в поликлиниках сократили, а сами поликлиники объединили в кусты.
Чтобы попасть к специалисту, надо сначала записаться к врачу общей практики и получить у него направление к кустовому специалисту на консультацию.
В общем, хождение по поликлиникам такого куста может отнять от нескольких дней до нескольких месяцев. Такая вот оптимизация произошла на медицинском рынке.

Но есть еще одна сторона рыночной медицины. Это вымогательство.

Такой грех водится теперь не только за потерявшими совесть гаишниками, но и за некоторыми докторами бюджетных клиник. Обычно медики просят «простимулировать» бригаду хирургов, например. Или оплатить какие-то дефицитные лекарства, необходимые для лечения материалы, которых в клинике нет, а у кого-то где-то есть.

Государство само стимулировало и легализовало подобный заработок, если это можно назвать работой. Теперь цветы и деньги врачу от пациента-клиента нарочито считаются не взяткой, а прибавкой к зарплате. Бюджетные медицинские учреждения получили право оказывать платные услуги.

Все это привело к росту жалоб населения на врачей, которые редко обоснованы фактами.
Государство отреагировало ростом уголовных дел против врачей, допустивших врачебную ошибку, хотя этот термин юридического определения не имеет ни в РФ, ни в других странах мира.
Поэтому судьбу обвиняемого решает формальное заключение медэкспертизы и следователь, который не имеет медицинской подготовки.

По данным СКР, в 2016 году против медиков было возбуждено 878 уголовных дел. В 2017-м — 1791, а в 2018 — 2229.
Увеличилось и количество жалоб и обращений, связанных с врачебными ошибками. Два года назад их было около 4,9 тыс., а в 2018-м — 6,6 тыс.
Это что ж за тенденция такая? Медики наглеют или надзорные органы ужесточили контроль и демонстрируют свою активность?

Все в целом заставляет врачей менять специализацию и даже профессию на менее рискованную и более доходную. Возник дефицит медицинских кадров, а вместе с ним стала падать квалификация специалистов. Оказывается, интернатура и ординатура стали платными и не гарантируют повышение штатного оклада.

Президент Путин в беседе с председателем правительства Медведевым поставил задачу о разработке системы справедливой оплаты труда врачей низового звена. Иначе проблему нехватки медицинских кадров в регионах России не решить. Но в чем заключается эта справедливость?

Прежде всего, зарплата должна зависеть от результативности труда и уровня его квалификации. Как определить эти показатели в медицинской практике?
Для чиновников собираются ввести некий индекс деловой активности. Он будет отражать объем доходов в денежном выражении, который чиновник обеспечивает своему ведомству, и экономией бюджетных расходов.
Для здравкорпорации такой подход окажется вполне подходящим. Тогда врачи исподволь будут заинтересованы в обслуживании «выгодных» клиентов и в диагнозе хронических заболеваний. Рост доходов здравкорпорации будет зависеть от числа нездоровых клиентов, что и станет ее целью.

Снизить дефицит медицинских кадров премьер предложил за счет врачей мигрантов. Но как тут быть с врачебной этикой, о которой печется Минздрав? Ведь врач мигрант лишает земляков должного своего внимания.

И все-таки проблемы здравоохранения порождаются не этическими переменами в профессии врача, а общей экономической стратегией и политической ориентацией государственной власти. Идет демонтаж остатков социалистического государства и советской ментальности. Как сказал президент Путин, возврата к социализму не будет.

Премьер Медведев выразился еще проще и конкретнее, призывая к «гильотинированию» старых советских законов о труде и трудовых отношениях, социальных гарантиях, которые «мешают развитию экономики».

А экономика, как было сказано выше, это производство денег ради денег. Именно для такой экономики придуман критерий ВВП, при расчете которого социальные расходы являются отрицательным или не профильным фактором. А без роста ВВП нет прогресса. В этом кроется причина пенсионной реформы, реформы здравоохранения, образования, РАН. Государственная власть обслуживает бизнес, который и является по сути экономикой.

Реформа РАН упомянута не случайно. Здесь тоже немало конфликтов и дискуссий, как в здравоохранении и образовании. Реформа РАН оказалась такой же разрушительной для науки и никакого улучшения в науке не дала. Об этом говорят сами ученые.

Президент призывает к технологическому и экономическому прорыву. Но его нет и вряд ли он будет.

При Сталине прорыв был обеспечен целевыми институтами и так называемыми «шаражками» наркома Берии, в которых ученые таланты реализовали свои проекты и был сделан задел на будущее. Эти «шаражки» стали основой легендарных ОКБ, на которые работала вся фундаментальная наука, сохраненная с дореволюционных времен. А что предлагается сейчас?

Либералы не стесняются проводить в жизнь России доктрину социального дарвинизма и постгуманизма.
Это такая же крайность, как и ортодоксальный коммунизм — производный продукт гуманистических идей — или национализм в форме нацизма — реакция на коммунизм.
Непререкаемая идеология уродует практику и служит исключительно карьере авантюристов.
Полное отсутствие идеологии и того хуже — это полная дезориентация общества и предтеча его гибели.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора