Про шпионов и людей

Виктория Леонидовна Волошина Русранд 16.08.2019 18:09 | Наука и техника 160

Стремление российских властей во всем видеть происки западных спецслужб приводит к тому, что в стране уже ни бизнесом нельзя заниматься, ни наукой. Товарищу майору прорывы не нужны.

На фоне российских теленовостей в привычном уже стиле милитари — балаклавы, дубинки, майдан, кругом враги и немного о погоде в парке «Патриот» — невольно эмигрируешь в интернет. Одно время я поддерживала психическое здоровье сериалами, а недавно увлеклась YouTube-каналом«Русские норм!»

Жанр — часовые интервью с предпринимателями, добившимися успеха как в нашей стране, так и за ее пределами. Вторых больше. И говорят они свободнее, что понятно. Но в любом случае эти мирные беседы с нестандартно мыслящими успешными людьми — сильное средство от депрессии. А то иногда кажется, что от лица страны выступают сплошь косноязычно-агрессивные чиновники, у которых во всех проблемах виноваты либо «население», либо «западные спецслужбы».

Один разговор в этом цикле зацепил особо. Его герой — Михаил Кокорич, о котором я раньше, к стыду своему, ничего не слышала. А, скорее всего, пока он жил в России, никто у него интервью и не брал, хотя Михаил основал в нашей стране более 20 компаний. В частности, «Даурию», которая занималась разработкой и запуском космических спутников.

Бизнесмен сотрудничал с Роскосмосом, через два года перестал, потом, в 2015-м, продал свою долю в компании и уехал в США. Еще через два года основал там стартап Momentus Space, нацеленный на рынок космической логистики и транспортировки.

Михаил объясняет: «В ближайшие годы в космос ежегодно будут запускать более тысячи спутников… Большие ракеты, которые могут вывести большое количество груза, дешевы. Но они выводят в одну точку, а дальше нужно развозить спутники по тем орбитам, на которых они должны находиться. Или можно купить целиком небольшую ракету и отправить свой аппарат на ту орбиту, на которую тебе нужно. Это можно сравнить с обычной поездкой. Можешь взять поезд — это выйдет дешево, но ты доедешь до железнодорожной станции. Или можешь взять такси — тогда ты доедешь до конкретного дома, но это будет стоить раз в десять дороже».

Вот стартап Михаила и предлагает услуги такого космического грузового такси. Но сначала его нужно построить. Ноу-хау ракеты-буксира — двигатель. Как поясняет бизнесмен, это «небольшая микроволновая печка размером с банку из-подкофе», которая позволяет использовать гораздо меньшее по массе топливо, чем в классических двигателях. Тяга получается небольшая, но достаточная для того, чтобы перемещаться в невесомости. Средства на проект дают инвесторы, практически в очередь встали. И, конечно, возникает вопрос: почему в США этот бизнес оказался востребованным, а в России — не пригодился? «Поскольку я жил в Америке, то люди в погонах стали всем шептать, что я американский шпион, — отвечает Михаил. — Прямо и косвенно стали говорить: с ними работать нельзя, они американские шпионы». В итоге бизнесмен был вынужден уехать из родной страны уже с концами.

Представляете уровень принятия решений там, наверху, если решающим аргументом оказывается «он шпион» от людей в погонах, которые, подозреваю, даже не понимают, о каких перспективах говорит Михаил и как в принципе устроен ракетный двигатель.

Можно сколько угодно твердить о «прорывных» технологиях, с помощью которых Россия вот-вот покажет всему-миру какую-нибудь очередную кузькину мать, но пока оценивать стартапы и ноу-хау в стране будут «люди в погонах», мы увидим лишь небо в клеточку, а не космические дали.

Когда я писала эту колонку, появилось  сообщение о новых рекомендациях Минобрнауки по общению с зарубежными учеными. Видимо, отряхнули пыль с какой-то советской инструкции и пустили в дело. В общем, все как во времена «железного занавеса»: один на один с потенциальным «шпионом» не оставаться, контакты в нерабочее время возможны только с разрешения руководства, после чего ученые должны «составить отчет с кратким описанием разговора, приложив к нему сканы паспортов участников».

Кроме того, при посещении научных российских организаций иностранцы могут использовать записывающие и копирующие информацию устройства «только в случаях, предусмотренных международными договорами РФ». Ученые в соцсетях пытаются понять, как это возможно в XXI веке. Неужели теперь у участников международных конференций придется на входе отбирать часы, сотовый телефон и другие гаджеты? И как при этом обеспечить рост показателей по международному сотрудничеству и публикаций в иностранных журналах?

А никак, товарищ майор. Такие затхлые бумажки не интеллектуальную собственность охраняют, а лишь способствуют утеканию интеллекта из России. Как будто мало его за последние годы утекло. Ведь Кокорич — лишь один из тысяч россиян, которые могли бы работать на пользу своей страны, но почему-тоей не пригодились.

Да и, пусть не обижаются на меня российские ученые, что у нас тут в последние годы красть? В том же Роскосмосе. Если только ноу-хау по распилу госзаказов. А эти знания западным «шпионам» вряд ли пригодятся. Ведь в развитых странах науку все больше поддерживает частный бизнес.

Источник


Автор Виктория Леонидовна Волошина — яркий журналист, публицист. В журналистике с 90-х годов. Работала политическим обозревателем газеты «Вечерний Петербург», а также в «Московских новостях», «Известиях», «Газета.ру».

Фото с сайта bezgraniz.com


Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора