Гонконг: Брендовая война

Павел Кухмиров 26.10.2019 16:37 | Политика 39

Сценарий так называемых «оранжевых революций» одинаково эффективно применялся в разных концах мира. И в Восточной Европе он оказывался не менее действенным, чем в Северной Африке. Возможно, одна из причин такой эффективности заключена в высоком уровне гибкости данной схемы. По сути, классический «оранжевый сценарий» — это базовая, универсальная модель, на которую «накручивается» местный колорит. И дополнительные элементы в каждом случае свои. Иногда они близки к «эталонным образцам». Но иногда бывают очень специфичны. И, как раз, попытку развёртывания именно такого «специфичного майдана» сейчас можно наблюдать в бывшем Гонконге — нынешнем китайском Сянгане.

Точки протеста

Разбитое стекло, бушующие пожары и разгромленные баррикады: таковы картины Гонконга, к которым мы уже успели привыкнуть за минувшие месяцы. Кто-то вполне справедливо заметил, что именно так выглядит начинающийся хаос. Однако подчас хаотично это зрелище только на первый взгляд.

Даже в самый разгар насилия большинство активистов очень предметно обдумывают те места, на которые они планируют нападать. Уникальность гонконгских протестов состоит именно в этой чёткой направленности уличного насилия. Которое происходит даже не против конкретных организаций или даже конкретных лиц, а против брендов.

И здесь можно задавать вполне предметные вопросы. Почему протестующие, к примеру нацелились именно на «Starbucks»? Или на местное метро? Почему мишенями стали некоторые магазины, рестораны и банки? У всего этого есть точные ответы.

Как и всё, что связано с китайской цивилизацией, Гонконг весьма сложен. Но при этом, в значительной степени, его общество может быть разделено на тех, кто поддерживает протестующих и их антипекинскую позицию, и тех, кто поддерживает материк. И многое в местных протестах очевидно вытекает именно из этого.

Почему «Starbucks»?

В то время как сам «Starbucks» является брендом из США, его гонконгская франшиза управляется местной компанией «Maxim’s Caterers». Энни Ву, дочь основателя группы «Maxim», недавно защищала полицию Гонконга и порицала активистов за радикальность. Она высказала свои замечания вместе с миллиардером из Макао — Панси Хо, представляющей гонконгскую федерацию женщин в Совете по правам человека ООН.

Они вдвоём очень резко критиковали «небольшую группу радикалов», использующих «систематические и рассчитанные насильственные действия». В результате чего эти систематические насильственные действия обернулись против них. Точнее, против их имущества. Протестующие сразу же начали направлять свой гнев против «Maxim» и франшиз, которыми управляет компания.

Эта ресторанная группа является одной из крупнейших в Гонконге и включает в себя другие бренды, такие как «Genki Sushi» и «Arome bakery», которые также были атакованы. Дошло до того, что поставщики провизии «Maxim» выпустили заявление, в котором говорится, что госпожа Ву «не занимает никакой должности в компании» и не участвует в принятии управленческих решений. Впрочем, это не удовлетворило протестующих.

Японская сеть быстрого питания «Yoshinoya» также попала в перекрестье прицела антиматериковой оппозиции. Некоторое время назад компания опубликовала сообщение в сети Facebook , которое некоторые ошибочно восприняли как критику полиции, после чего оператор франшизы Гонконга заявил, что на самом деле полицию и правительство он поддерживает. И вскоре окна ресторанов «Yoshinoya» были разбиты, а стены разрисованы граффити.

Протесты в Гонконге — ключевые факты

— Гонконг является особым административным районом Китая, имеет широкую автономию, а его население наделено большим объёмом гражданских прав в классическом западном понимании, отстаивание которых является одним из главных поводов для нынешних событий;

— Протесты начались в июне против спорного закона, который позволил бы бы гонконгским подозреваемым в уголовных преступлениях быть экстрадированнымм в Китай, чтобы предстать перед судом там;

— Закон был отозван после начала беспорядков, но протесты расширились, а объём требований «ещё большей демократии» увеличился;

— Столкновения между полицией и активистами становятся все более ожесточенными;

— В октябре в городе запретил ношение всех видов масок для лица, чтобы облегчить опознание участников протестов.

Фактор триад

Еще один бренд, оказавшийся в прицеле протестующих — «Best Mart 360», сеть небольших продуктовых магазинов. Это очень яркий пример того разделения, которое нынче стало актуально для населения Гонконга. Руководитель «Best Mart 360» Хуго Лам Чи-Фунг, постоянный почётный президент Гонконгской федерации ассоциаций Фуцзяня, которая провела несколько демонстраций в поддержку Китая.

Фуцзянь — это китайская провинция, и многие местные жители эмигрировали в Гонконг на протяжении долгих лет именно из неё. Фуцзяньское сообщество Гонконга активно выступает в поддержку полиции города.

Проведённые ими демонстрации привели к столкновениям с активистами протестов, которые обвинили своих противников в том, что они являются частью бандформирований фуцзяньской триады — одной из основных группировок организованной преступности Гонконга. В свою очередь «Best Mart 360» выпустила несколько заявлений, настаивая на том, что она не связана с триадами. Однако обстановки это не разрядило.

Обвинение в связи с триадами также прозвучало против «домов маджонга» (местных игорных заведений) в части города, где проживает фуцзиянская община. Игровой дом «Yi Pei» был обвинен в укрывательстве пропекинских головорезов, которые нападали на протестующих. На что тот отреагировал отрицанием самого факта своей причастности к фуцзяньской общине, не говоря уже о триаде, и заверениями в том, что он, фактически, поддерживает требования активистов.

В целом, волна аналогичных обвинений прокатилась по Гонконгу довольно интенсивно. Однако единственное, что может прояснить сам факт её появления — это уровень нервозности и напряжённости, в обстановке которых живёт сейчас территория.

Путаница и извинения

При этом так же были случаи, когда объектом гнева активистов становились места, агрессия против которых оказывалась основанной на ошибочных предположениях о связях с Китаем.

Пример: Шанхайский коммерческий банк, который не принадлежит материку, и, несмотря на свое название, базируется в Гонконге.

Сеть чайных «Yifang» также ошибочно связали с материком, хотя на самом деле она принадлежит бизнесменам с Тайваня.

В обоих этих случаях протестующие ошибочно атаковали торговые точки только для того, чтобы позже принести извинения и в некоторых случаях даже помочь в очистке. Сам факт подобных взаимоотношений так же показывает уникальность гонконгской ситуации.

Чтобы избежать подобных недоразумений и скоординировать действия, активисты даже придумали систему цветового кодирования. Черный, красный и синий цвета используются ими в интернете чтобы маркировать коммерческие точки города. В зависимости от выставленного цветового статуса, отмеченные объекты громятся, разрисовываются граффити или просто бойкотируются. В случае же если владельцы магазинов поддерживают протесты, их точки помечаются желтым цветом, означающим так же призыв активно пользоваться их услугами.

В чём провинилось метро?

Станции гонконгской системы метрополитена «MTR» за недавнее время неоднократно подвергались нападениям, вандализму или даже поджогу во время беспорядков.

Причиной здесь является то, что «MTR» в данный момент приватизируется, причем прокитайское правительство Гонконга является крупнейшим акционером. В середине августа метрополитен подвергся критике со стороны китайских государственных СМИ за то, что позволял бунтовщикам мобильно перемещаться по всему городу. После этого «MTR» начал закрывать некоторые станции, когда возле них начинался сбор протестующих. В какие-то моменты закрытой даже оказывалась вся сеть.

Кроме того, активисты протестов также обвиняют «MTR» в том, что оператор якобы содействовал полиции в арестах протестующих, а так же не опубликовал записи камер видеонаблюдения метрополитена о предполагаемой жестокости полиции по отношению к ним.

Те мне менее, не смотря на всю агрессию, проявленную по отношению к метрополитену, он, всё же, является частным случаем. Действительно же системная агрессия, осуществляющаяся целенаправленно и методично, происходит в другом направлении.

Т.н. «мирные протесты» уже давно отчётливо превратились в насилие против собственности крупных материковых компаний, таких как «Bank of China» и «Xiaomi». Именно они стали основными мишенями для вандализма. Именно их целенаправленно громят и разрисовывают краской из распылителей.

И в этом нет ничего странного. Потому, что в происходящем действительно в полной мере учтена китайская специфика. А, значит, на линии огня в этой войне в первую очередь оказываются символы. Так уж сложилось, что для современного Китая таковыми являются бренды. Против них и развязана война.

Кто и как в ней победит — это действительно интересный вопрос.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора